Развитие феодализма в России. Впереди ПЦ

5
профиль блогбера Андрей Лучников

…Нет, конечно, у Вашего корреспондента имелось своё мнение на происходящие события и до того. Но, например (если вспомнить самое близкое), вся пресса, да что пресса, весь Рунет, т.е. мыслящее и умеющее высказать собственные мысли человечество, обсуждали одну и ту же тему: ходить или не ходить. С теми или с этими. Для Москвы был свой вариант: на Болотную или на Поклонную.

В Перми, как оказалось, тоже были два варианта. К Органному залу (для несведущих поясню – это такой пятачок между бывшим зданием областного совета и нынешней резиденцией губернской власти) или к Танку (есть в Перми такой памятник Уральскому добровольческому танковому корпусу). Разве что в Березниках альтернативы не было – никто, никого и никуда не собирал.

Впрочем, Березники в данном случае, не показатель. В отличие от декабрьских митингов сборища 4 февраля обозначали реальное шевеление Истории. А она, как правило, шевелится в столицах, чуть поменьше и пожиже – в других крупных городах, а вот до гордых, но маленьких центров вселенной типа нашего славного города Березники докатываются уже отголоски шевеления.

Словом, до 4 февраля не было не то что прессы, обыденное рунетовское общение (в той части, которая касается политики) превратилось в агитацию.. Любое лыко было в строку. Особенно «аналитика», которая приобрела отчётливо пропагандистский характер. Кстати, Ваш корреспондент, игнорировавший декабрьские мероприятия, 4 февраля решил пойти на митинг (в Перми, к Органному залу) после прочтения одной из «аналитик», в которой очередной «обозреватель» ехидствовал, мол, в стане оппозиции раскол, сами друг с другом договориться не могут, все переругались и ничего, в общем, у них («оппозиционеров») не получится. Это была «аналитика» по мотивам заявления Ольги Романовой, мол, в следующий раз организовывайте сами, надоели, электронный кошелёк (на который собирались средства для проведения митинга) передам в любые хорошие руки.

Тоже мне, аналитик, блин. Это называется – подтягивать любой факт к нужному выводу. Примерно вот как если бы я сейчас написал: один важный березниковский чиновник курит в своём кабинете в здании городской администрации. Да-да, по адресу Советская пл., 1. Другие чиновники, и даже более важные, и даже вице-мэры курят на улице, потому что таково распоряжение местного мэра Сергея Дьякова, а вот этот чиновник напропалую дымит в своём рабочем кабинете. И, указав на этот несомненный факт, я сделал бы потрясающий вывод: а не у всех работников мэрии пользуется Сергей Петрович популярностью и уважением, фрондируют его подчинённые, хотя и втихомолку пока. А это значит, продолжил бы я, ничего у Дьякова не выйдёт и при следующем провале (воронке, промоине, овраге) его сдадут собственные подчинённые.

Но, ведь, на самом-то деле это было бы неправдой. То есть, чиновник такой есть (кто именно – не скажу), но вовсе это никакая не фронда. А вывод был бы гольным выражением моих собственных желаний (если бы у меня вообще были какие-либо желания в этом направлении). Но вот таким было русскоязычное информационное поле в период до 4 февраля.

Сейчас, хотя в Перми на 18 февраля назначен митинг в рамках общероссийской акции в поддержку Путина, а условная оппозиция Путину намерена опять шествовать 26 февраля, можно говорить и постфактум. В смысле, что ж такое-то было.

А ничего особенного. Нормальное развитие Истории. В смысле, социального процесса.

Установлено: в настоящее время общественное устройство России является феодальным. Кто-то называет его «квазифеодализмом», кто-то – неофеодализмом, я придумал свой термин – «промышленный феодализм», суть не меняется. Феодализм он и есть феодализм, хоть и нет у него до сих пор базовой теории (т.е. научного объяснения, что, как и почему).

Доказано: общественное устройство есть надстройка, а производительные силы развиваются сами по себе. Они развиваются, а устройство нет. Поэтому, по мере развития производительных сил, общественное устройство начинает трещать и, в конце концов, разваливается. Причём, замечу специально для любителей шпионских игр, происходит это само по себе, естественным путём, независимо даже от самих участников процесса. А не потому, что Ирукану понадобилось отхватить у Арканара устье Голубой Змеи.

С традиционным феодализмом эта бодяга растянулась на 1000 лет. Россия, которая была отброшена в 1917 году едва ли не в первобытное состояние, заново проходит тот же путь исторического развития. Но, естественно, быстрее. Поэтому неорабовладение у нас продержалось чуть более 70 лет, а вот теперь и неофеодализму, который недавно отмечал 20-летие, приходит черёд. Тут важная оговорка: понятно, что термины и названия другие, и вообще история никогда не повторяется дословно, но мы же говорим в общих чертах. Нам важно понять – зима или весна, а не - грибной дождь или мокрый снег.

Итак, установлено и доказано. Далее всё просто. При феодализме, по мере развития производительных сил (в нашем случае один из показателей этого развития несомненно тотальная компьютеризация и включение всё большего числа людей в постоянный информационный обмен), происходят разные социальные неурядицы. Стихийные крестьянские бунты (как, например, в Междуреченске и Пикалёво). Дворцовые заговоры (а почему, как Вы думаете, вдруг был отправлен в отставку Михаил Касьянов?). Городские восстания. В последнем случае важно принимать во внимание различия между горожанами и крестьянами. Они были столь же велики, как сейчас различие между пресловутым «средним классом» (в т.ч. офисным планктоном) и массой промышленного пролетариата.

Словом, мы наблюдали нормальные – для феодализма – восстания горожан. Более продвинутых, более развитых, более обеспеченных и, соответственно, сильнее ощущающих (не испытывающих, а именно ощущающих!) феодальный гнёт. Лозунги «Долой короля Карля I» и «Нет налогов без представительства»… пардон, «Долой Путина» и «Да здравствуют честные выборы» в этом случае вполне естественны.

Вполне естественны и попытки феодалов противопоставить «зажравшимся горожанам» массу верных крепостных. Если кто не в курсе, поясню: в случае осложнений серьёзнее, чем те, которые можно решить силами баронской дружины или королевской гвардии, всегда созывалось крестьянское ополчение. Никакое в военно-техническом смысле, но массой задавить могут. Считалось также, что огромная масса на той стороне бранного поля способна напугать противника и он убежит (правда, так никогда не было, но считалось). Вот и сейчас в Рунете лоялисты пиписьками размахивают: а на Поклонной народу было больше. По подсчётам организаторов, по подсчётам полимилиции, по подсчётам Собянина, по подсчётам Путина… Никто не верит и уж тем более никто не боится, но всё равно размахивают (а вдруг подействует?).

Более того, вполне естественны эти агрессивные визги, что звучали на Поклонной горе (я смотрел репортаж Первого (!) канала про Поклонную и Болотную и, право, «революционеры» на Болотной в сравнении с «контрреволюционерами» на Поклонной выглядели сущими агнцами). Для холопов (а выступали на Поклонной ни в коем случае не феодалы, а именно дворня) вполне естественна такая реакция на тех, кто посмел на барское право посягнуть.

Гораздо интереснее, а что будет дальше? Подробно излагать не буду, но исторический опыт предлагает два варианта развития события. Первый, очень редкий, но самый приемлемый и наименее кровавый вариант: король или заменившая его феодальная группа начинают буржуазные реформы… потом происходит более-менее спокойная буржуазная революция. Второй, самый распространённый вариант: городские восстания подавляются (ну или, в нашем случае, например, просто сходит на «нет» митинговая активность), режим остаётся в целом прежним. Тогда – через некоторое время вспыхивает уже крестьянская война, типа, Жакерии или Пугачёвщины (неприятно будет всем, поверьте), кроваво подавляется, а потом всё равно происходит буржуазная революция. Сейчас предпосылки имеются для обоих вариантов.

И в любом случае, исходя из математических соотношений (текущего развития России и общемировой истории) «ещё двенадцать лет Путина» нам точно не предстоит. Но жить будет трудно и весело. Всем.

PS. Да, про «альтернативный митинг» в Перми 4 февраля. Его основным лозунгом было: «Оранжевые», Медведев и Путин – одна банда», а вовсе не путисты. Примерно так же, как Жириновский и Новодворская проводили в Москве мероприятия, альтернативные Болотной и Поклонной. Словом, ни рыбы, ни мяса, а армию распустить. Путисты, как уже было сказано, в Перми соберутся 18 февраля. Наверное, тоже будут пытаться показать, что их в Прикамье больше, чем антипутистов. С практической точки, непонятно, зачем. Ну… для отчёта разве что.


+ Иная газета

Иная газета - Город Березники. Информационно-аналитический ресурс, ежедневные новости Урала и России.

добавить на Яндекс

Опубликовано в сообществе:

Комментарии

Валер, приедь в гости, попиздим... за жизнь и не только

я — Superstar

Угу. Лови

Я счастлив - я люблю и любим

тады жду Выпьем

я — Superstar