"Не могу молчать!"

3
профиль блогбера Nastroenye

25 марта в Пушкинской библиотеке Перми состоялась встреча писателя, искусствоведа, сценариста, публициста Алексея Иванова с читателями, посвященная выходу на телеэкраны фильма «Хребет России» и презентации одноименной книги. Поклонники творчества автора стояли в проходах, потому что свободных мест не было уже за 15 минут до начала пресс-конференции. Атмосфера к концу первого часа встречи была настолько вольнодумной, что появилась иллюзия особого пространства, отдельного от мира за окном. Пространства, в котором тоже не просто, но интересно и свободно жить.
Ivanov.JPG
«Хребет России» в двух форматах
– Какова цель создания фильма «Хребет России»?
– У одного из покорителей Эвереста спросили: «Зачем вы ходите в горы?». Он ответил замечательными словами: «Потому что они существуют». Какова цель создания фильма? Потому что существует Урал, и появилась возможность рассказать о нем в таком формате. Конкретной, прикладной цели нет и быть не может.

– Как вам кажется, донес ли фильм до зрителя историческую составляющую?

– Полностью, разумеется, нет, но такой задачи и не было. Была задача – назвать некие репперные точки в истории Урала.

– Как вы считаете, поможет ли выход «Хребта» на экраны развитию туризма в Пермском крае?
– Смотря, что понимать под развитием туризма. Увеличится ли поток туристов? Думаю, что да. Примет ли власть программы по развитию туризма: по снижению налогового бремени, по созданию инфраструктуры? Думаю, что нет. Нашей власти это по барабану.

– Понравилось ли вам сниматься?
– Леонид Парфенов посчитал, что мне нужно быть в кадре. Роль телеведущего – не моя роль, но насколько это было необходимо, настолько я ее отыграл.

– Почему вы с Парфеновым не проводили съемок Камня Кирпичного на реке Чусовой?
– Когда мы с Леонидом беседовали о том, каким должен быть фильм, он сказал очень жесткие вещи. Во-первых, количество серий в фильме должно быть кратно четырем, потому что такие фильмы показывают с понедельника по четверг. То, что сейчас показывают по вторникам – это наша победа, и мы не могли рассчитывать на нее при старте. Во-вторых, Леонид сказал, что 8-и, 16-исерийный фильм про Урал не возьмет ни один телеканал. Раз серий всего четыре, было изначально понятно, что огромное количество интереснейшего материала в него просто не войдет.

– Повествование в фильме ведется в форме диалога журналиста и искусствоведа…
– Это не диалог журналиста и искусствоведа. У каждого из ведущих, по замыслу, свое амплуа: у меня – экскурсовод, а у Леонида – рассказчик. Рассказчик говорил основные вещи, а я шел на шаг позади него, поправляя и уточняя.

Кто готовил тексты для Леонида Парфенова?
– Изначально все тексты писал я, но Леонид не такой человек, чтобы пересказывать заученное. Все тексты он переписывал «от себя».

В ходе работы над фильмом «Хребет России» не появилось ли у вас чувства, что от Урала остались жалкие позвонки скелета?
– Нет. Есть впечатление единого Уральского культурного проекта, который реализуется здесь и сейчас. Каждый регион Урала выбрал свой способ реализации этого проекта, и это закономерно, потому что денег на все никогда не хватит. Свердловская область выбрала тему Демидовых и горных заводов, Челябинская – тему национальных парков, Оренбургская – тему казаков. Ну, а Пермский край (Алексей вздыхает) выбрал московское актуальное искусство.

Зачем нужна книга «Хребет России»? Вы считаете, фильма недостаточно?
– Фильм – это просто картинки, репрезентация территории. В книге я могу рассказать гораздо подробнее и лучше о событиях и явлениях уральской истории, чем это позволено в фильме.

Пермь и Урал как культурные пространства
– Есть мнение, что Урал – культурный центр России.

– Не нужно навешивать ярлыков. Урал – вполне самодостаточная, интереснейшая, уникальная территория, но представлять ее центром России, пупом мира – это неверно.

– К чему обязывает Пермь доставшийся ей бренд Строгановых?
– В первую очередь, к развитию строгановских традиций.

– Есть ли в ваших творческих планах проект в отношении Строгановской империи?
– Замысел такой есть. Будет ли он осуществляться, не всегда зависит от меня. Фильм – дело дорогое. Если найдутся желающие оплатить этот проект, я с удовольствием за него возьмусь.

– Как бы вы оценили уровень уральской культурной общественности по 10-балльной шкале?
– На «троечку».

«Пермские проекты – это профанация»
– Почему вы не реализуете проекты с администрацией Перми?

– Почему администрация города Перми не реализует со мной проекты?

Каким вы видите будущее фестиваля «Сердце Пармы»?
– Будущее фестиваля я вижу достаточно мрачным. «Сердце Пармы», по условиям, нельзя было проводить без моего участия. Я в прошлом году в фестивале не участвовал, но поскольку бюджеты уже были «попилены» «добрыми людьми», фестиваль провели, а мое участие в нем фальсифицировали.

Почему вы не участвовали?
– На фестивале я не был потому, что вошел в конфликт с организаторами фестиваля Вилькевичем и Колпаковым. В личных беседах они не раз называли суммы и способы их освоения. Я не согласился быть свадебным генералом в мероприятии, на котором они делили деньги.
Вообще к фестивалям я отношусь сочувственно, потому что такое обилие фестивалей в Пермском крае объясняется не культурной продвинутостью края, а отсутствием финансирования культуры. Когда нет системного стабильного финансирования какого-либо явления, тогда это явление оказывается вынужденным существовать эпизодически, раз в год напоминая о том, что оно существует – в виде фестивалей или акций. Появились люди, которые поняли, что на этом можно делать хорошие деньги. Это одновременно и профанация Пермского культурного проекта, потому что не бывает культурного проекта, созданного на крохи с барского стола. Кроме того, это заработок на провинциальных лохах.

– В декабре прошлого года в Перми проходил поэтический фестиваль «Слово ново». Как вы к нему относитесь?
– Плохо я к нему отношусь. Что нужно пермским поэтам? Им нужно издавать книжки. На что уходят деньги, на которые можно издавать книжки? На эти фестивали. Ну, что тут комментировать… Депутат ЗС Вадим Чебыкин потребовал от Бориса Мильграма, чтобы он вскрыл финансы этого последнего форума. Мильграм озвучил, что, например, пребывание Павла Лунгина в Перми стоило пермскому бюджету 450 тысяч рублей!

– Как вы относитесь к выставке Пермских богов в Лионе?
– Это позор для Пермского края! Наши боги поедут в обмен на коллекцию бальных тапочек! Мне кажется, пермская общественность должна просто игнорировать эту выставку, объявить ей бойкот. Потому что разрешать так поступать с собственным культурным наследием нельзя!

– Почему вы со всеми вступаете в конфронтацию?
– По многим причинам. Очень хороший вопрос, спасибо, что вы его задали! Мне, как ни странно, очень не нравится главу гнуть.

– Всем не нравится, но все ж молчат! (Дружный хохот)
– Все молчат, а я вот, как Лев Толстой, не могу молчать. В каком убожестве находятся памятники Чердыни, Соликамска, Усолья! Сейчас выделяются гигантские деньги, которые летят ни на что, которые не принесут для края никакой пользы. Культурную ситуацию в Пермском крае я знаю изнутри, знаю по историческим персоналиям. Знаю, во что нас собираются превратить и кем считают. Мне неприятно, в том числе и эстетически. (Зал аплодирует.)

В контексте творчества
– Вы – пермская достопримечательность, но почему ваши книги печатаются не в Перми?

– Потому что у нас вообще в Перми книги не печатаются, во всяком случае, за госсчет. А мои книги пермским малым издательствам не по карману. Я все-таки сейчас уже дорогой писатель.

– Намерены ли вы вернуться к художественной литературе?
– В ближайшее время нет, планирую заняться телевизионными проектами.

Писателями рождаются или становятся?
– Наверное, и то, и другое. Рождаются люди, которые видят мир как текст, но для того, чтобы с таким мировосприятием стать писателем, надо еще и поработать.

Какие произведения современных авторов произвели на вас впечатление? Почему?
– Наибольшее впечатление на меня произвела «Орфография» Дмитрия Быкова. В книге блистательно проведена мысль о необходимости вещей бесполезных – о необходимости культуры. Потому что там, где не уважают знаки препинания, там не уважают Божьи заповеди. Там, где нет иерархии, нет ни культуры, ни жизни.

Как вы относитесь к тому, что авторские произведения находятся в свободном доступе в сети?
– К этому у меня двойственное отношение. С одной стороны, с точки зрения потребителя, я отношусь к этому хорошо. Автор работает для читателя, а значит, его творчество должно быть доступно любому желающему. С другой стороны, когда я вспоминаю о том, как пришлось доставать деньги на фильм, меня страшно бесит, что его вывешивают на torrente.

– Вы написали много книг и сценариев. Какую философию вы вынесли из своей жизни?
– У Курта Веннигута есть герой, который написал 30 фантастических романов. Ему пришло письмо от читателя. Мальчик написал: «Я прочитал все 30 ваших романов и понял, о чем они – о том, что надо во всех обстоятельствах оставаться человеком». Писатель сказал себе: «Вот дурак, писал всю жизнь, а можно было отбить телеграмму в 10 строк». Я не знаю…

Комментарии

Фи. Значится Иванов - кароший малчик, а все остальные (которые с Ивановым не дружат) - редиски. У писателя (даже по фильму это видно) сильно завышенное самомнение.
Тем не менее, "Хребет России" - очень хорошая, хотя и очень поверхностная реклама нашего края.

Заметьте, не дружат с ним, в основном, чиновники. Чиновники, о работе которых он говорит правду. Бюджеты "пилят" во всех сферах, но в культуре, на которую и так выделяется мизер, пилить должно быть особенно стыдно. Это ж как у ребенка конфетку отобрать. Иванов произвел на меня хорошее впечатление, я уважаю людей, которые пытаются приносить пользу и говорят открыто о пороках общества. Таких "безумцев" сегодня немного. Думаю, вы об этом знаете))
А "Хребет России" - прекрасный фильм, который репрезентует наш край так, как он того не стоит. Иванов говорит о ценностях, которые созданы не нами и нами должным образом не оценены и не хранимы...

Я с инересом посмотрел "Хребет России". Конечно, мало четырех серий, обо многих вещах сказано, уж, очень поверхностно. В конце фильма Урал был представлен этаким монстром, где "старое не стареет" и, вообще, нет ничего нового и иностранцам сюда дорога закрыта. Тупой такой Урал и непроходимый. Мне так показалось, во всяком случае. Это, мягко говоря, неправда. Считаю, что в наши края просто необходимо создавать туристические маршруты. Взять, даже, такие места как Усолье и Соликамск с их известными памятниками. Плохо, что реставрация там идет очень медленно, на Усолье, воообще, смотреть жалко. А, ведь, для туристов, посещающих Пермский край, автобусная поездка в Верхнекамье, я думаю, была, бы очень привлекательна, если, бы, например, в Усолье их встречал уютный, отреставрированный комплекс, с хорошо организованной экскурсионной программой с последующим посещением Соликамска. У нас, ведь, очень много исторического материала, все мы это знаем. В романе "Самоборец" описаны события, происходившие на соликамской земле в эпоху Ивана Грозного! Гораздо интереснее воспринимаются повествования об исторических событиях, когда знаешь, что живешь в тех местах, где они происходили, а не только в общепризнанных "исторических центрах"! Я считаю, что посещаемость такого маршрута была, бы, очень хорошей. Разумеется, при условии хорошего состояния памятников и соответствующей рекламы. Опять, же, все упирается в деньги! Поэтому, "Хребет России" должен увидеть не только массовый зритель, но и люди, которые могут и хотят зарабатывать деньги на туризме. Интересно, а, вообще, такие люди есть?

Очень хороший фильм я бы рекомендовал для просмотра в школах. Иванов глубоко разобрался в истории Урала хотя и не местный. Мне самому посчастливилось путешествовать и по Вишере и по Чусовой поэтому его рассказ и близок и понятен. Тема вычерпывания из Урала полезных ископаемых и нарушение экологии хоть и не поставлена ребром, но проходит через весь фильм, а это правильная тема. Доколе?