Андрей Лучников

профиль блогбера Андрей Лучников

ПриЕмник во славу руСкого ЙАзыка

Некоторое время назад случился у меня диспут. В личке на Берфоруме. С одним пользователем, которому моя скромность осмелилась сделать публичное замечание.

профиль блогбера БлогТВ

Беседа журналиста с диссидентом на Пилораме

Навстречу "Пилораме-2010". Прошлогодняя (на "Пилораме-2009") беседа с Адамом Михником (перезалито по техническим соображениям).

Для справки:
Адам Михник (польск. Adam Michnik, 17 октября 1946, Варшава) — польский общественный деятель, диссидент, журналист, один из наиболее активных представителей политической оппозиции 1968—1989 годов. Главный редактор «Газеты Выбо́рчей».

Смотреть видео
профиль блогбера Андрей Лучников

Утро Дня сурка

Для всех по-разному - по-своему для Украины, выбирающей теперь между Тимошенко и Януковичем, по-своему для Москвы, окунувшейся в весеннюю слякоть, по-своему для Рязани, где вяло воют за голоса избирателей «Единая Россия» и ЛДПР, по-своему для Гамбии, в которой вооружённые марксистским мировоззрением и старым советским оружием племена ибу и ебу вновь обсуждают вопросы контроля над нефтепроводами – прошла минувшая неделя. А для Березников это была неделя регистрации кандидатов в мэры и Городскую Думу.

профиль блогбера Андрей Лучников

Путёвая заметка. Город архангелов

Архангельск. Город архангелов. Или архангела. В любом случае в христианской иерархии выше, чем пресловутый Город ангелов – Лос-Анжелес. Но меньше. И у самого Белого моря.

профиль блогбера Андрей Лучников

Клеветникам Березников

В продолжение темы, поднятой Тимоном, и продолженной им тут. В качестве прямого ответа всем клеветникам Березников, которые вопят, что так гадко всюду (когда речь идёт о работе властей), а потом переводят стрелки, мол, березниковичи сами всюду мусорят (про то, что организация уборки мусора - прямая обязанность муниципалитета они тут же тактично забывают).

профиль блогбера Андрей Лучников

Путёвая заметка. Тёмный Красный город

Нарьян-Мар. Город, в котором темнеет к двум часам дня. Правда, девушки из милиции рассказывают, что летом здесь солнце стоит высоко над горизонтом ещё и в час ночи. Но я был здесь зимой. «А у нас вчера сорок градусов было», - с гордостью сказал местный журналист Алик, встречавший меня в аэропорту (аэропорт так и называется: «Нарьян-Мар», правда-правда). «А у нас вчера было сорок пять», - резонно ответил я, имея в виду, что в Березниках действительно вчера было чертовски холодно… Накануне я действительно был в Березниках, весь путь до столицы Ненецкого автономного округа даже через Москву занимает четыре часа чистого полёта, так что по нулям, запугать меня местным журналистам не удалось.

профиль блогбера Андрей Лучников

Нечаянные встречи без двух фотографий

Московские аэропорты и улицы, расположенные между московскими аэропортами, удивительно тесны... Это хорошая строчка для начала записи в Блогбере. Но я в растерянности, поскольку совершенно замечательна и другая строчка - последние две недели, поскольку провёл я их в поездках, были довольно урожайны и на случайные встречи со всякими персонажами, которых мы, в нашей тайге, привыкли видеть через телевизор или, в крайнем случае, в Инете. Да, пожалуй, так будет точнее.

профиль блогбера Андрей Лучников

А-ба-жаю! или Я люблю неприятности

Абажаю читать комментарии, поступающие к некоторым публикациям "Иной газеты". Те, в которых меня ругают. Сразу так жить хочется. Некоторые, правда, приходится не допускать к публикации - всё-таки ИнГа - не забор, но коллекцию пополняю. Очень иногда приятно перечитать. Читаешь, как злился человек, как ты его достал своим фактом существования. Не украл у него ничего, не обидел незаслуженно, не уволил несправедливо (никто из людей мной когда-либо уволенных до сих пор слова плохого про меня не говорит, за исключением одной особы, но это отдельная история), женщин не уводил... (хотя, может быть, пока неженат был, всякое случалось, но ведь дело-то житейское, да и давно уже не балуюсь этими пошлостями)... Как же я "его" достал.

профиль блогбера Андрей Лучников

Березники демократические. Год 1991. Где конец, там всему и начало

Судя по записям в Блогбере (например, о бартере, да и ценёвские ретроспекции) воспоминания имеют место быть. Из любви к аналогиям и ассоциациям не могу пройти мимо. Подумал: а достану-ка я запылённые файлы со своим замечательным сериалом... десятилетней давности. Самому нравится перечитывать иногда. Оно ж было, было... Личных заметок там нет, может быть, когда-нибудь соберусь сделать дополнения о личной ждизни (я ж тоже тогда жил, что-то делал... даже в каких-то событиях участвовал)... Но потом. И - да, не скрою, это было подражание Парфёнову с его "Намедни". И не считаю сей факт зазорным. Он же про страну, а я - про мои Березники. Зачем искать для нашего города отдельный жанр и способ вспомнить нашу же историю, если способ уже найден и талантливо найден.

Год 1991. Ещё в начале года ещё никто не предполагает, что он станет последним годом власти КПСС и первым годом попытки построить в России демократическое государство. В начале года хирург Горбачёв ещё продолжает пластическую операцию по приданию социализму человеческого лица. На национальных окраинах, тем не менее, уже идут столкновения с участием частей - тогда ещё Советской – армии. Первыми признаками начала конца власти коммунистов становятся возмущения в Прибалтике и штурм телебашни в Вильнюсе. Российская социалистическая федеративная советская республика провозглашает суверенитет, впервые возникает самостоятельная компартия РСФР. Ельцин становится первым российским президентом. И, конечно, ГКЧП. А в Березниках...

профиль блогбера Андрей Лучников

С острова - на стрежень

«Остров Крым» Василия Аксенова, законченный ровно 30 лет назад, в августе семьдесят девятого, в Коктебеле, – один из немногих выживших литпамятников уникальной эпохи. Выживших — поскольку только что вышедшее переиздание (М., Эксмо, 2009) высоко держится в списке бестселлеров, горячо обсуждается и, кажется, вызывает наконец серьезную полемику.

30 лет назад у Аксенова не было возможности обсудить свое сочинение с адекватной критикой и широкой читательской массой: почти сразу после окончания романа он эмигрировал, точнее, выехал в США читать лекции и немедленно лишился гражданства. «Остров» напечатали в «Ардисе», он проник в СССР, был хитом самиздата. Но такое полуподпольное существование априори исключает серьезный анализ: книга читалась за ночь, всех волновал либо политический смысл, либо храбрая эротика, либо, наконец, поиски прототипов. Увы, из всех русских писателей первого ряда Аксенов выделяется именно непрочитанностью, почти полным отсутствием серьезных исследовательских работ, которые в общем единичны: в первую очередь назовем образцовый построчный комментарий покойного Ю. К. Щеглова к «Бочкотаре».

RSS-материал