Березники

профиль блогбера Андрей Лучников

Кто-то должен умереть

На просторах Родины чудесной и прочего околопланетного пространства продолжается сериал про смерть Сергея Магнитского и тщетные попытки цивилизованной публики западных стран (отечественные деятели культуры усиленно помалкивают) призвать к ответу виновников оной гибели. Основным сюжетом новой серии стало решение Белого дома США (не путать с местом квартирования российского правительства) ввести санкции против российских чиновников, причастных к «делу Магнитского». Так называемый «список Кардина».

профиль блогбера Андрей Лучников

Из Березников до Америки вплавь

Кто же не мечтает хоть раз в жизни совершить подвиг? Например, переплыть Ла-Манш или Берингов пролив. А есть люди, которым одного раза в жизни мало. Жительница Пермского края Елена Гусева собирается совершить это уже второй раз.

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

Москва — дерьмо

                Прежде, чем продемонстрировать некое подобие сценария «моего первого короткометражного фильма», необходимо сформулировать некоторые аспекты творческого подхода.
                Во-первых, прежде всего, я свободен. В данном случае — от сюжета и сюжетности как принципа игрового кино.
                Во-вторых, на этот раз я делаю исключение из моей основной концепции творческого существования: некогда я отказался от попыток изменить мир к лучшему, считая, что лучший способ усовершенствовать мир — это усовершенствовать себя; представленный же сценарий можно считать плодом активной жизненной позиции. Однако,
                в-третьих, к принципу искусства ради самосовершенствования я всё-таки честно возвращаюсь, так как написанием данного сценария обязан непреодолимому желанию избавиться от одного из самых давних и одного из самых тяжело переживаемых мной комплексов — комплекса провинционализма.
                                                                                                ЦЕНЁВ Дмитрий

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

Полюбить свой страх

Начну издалека, чтобы, когда вернёмся к убийству, всё было понятно. Миром, погрязшим в разврате и ненависти, правит страх. Самый разнообразный: люди не понимают чего-то таинственного и боятся этого. Люди боятся и того, о чём знают все, но не имеют права говорить об этом нигде, кроме собственной кухни в собственной квартире. Люди боятся государственных тайн. Люди боятся преступных разборок. Страх — это дамоклов меч над головой каждого. Вне зависимости от того, видит ли человек его над своей головой или не хочет видеть. Страх — самый крепкий, самый древний и глубоко всаженный в душу его рычаг управления. Просто положи руку, сожми кулак, сдвинь его, поверни, как тебе надо, и слабый... да и сильный — тоже, человек — оба в равной степени и с одинаковым рвением отдадутся твоей власти.

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

Заклинание

                С Катюшей он познакомился в один из ветреных осенних вечеров, когда, решив по пути в общагу пройтись по Набережной до начала Проспекта, как раз в том месте, где Проспект устьем Молодёжной площади прекращает своё существование в не менее широкой и более вьющейся Набережной, повторяющей изгибы великой и могучей сибирской речки, увидел девушку: она стояла, положив руки на парапет, и смотрела на противоположный берег, на Н-ский вокзал, откуда время от времени разбегались на восток и на запад поезда. Потом стала смотреть в воду, мелкой рябью ласкающую гранит. Подойдя почти вплотную, Горецкий встал рядом и тихо-тихо заговорил:
                — Бог в помощь, сударушка, но почему без камня? Хлопотно это.
                Она посмотрела в его сторону, он даже почувствовал некую плотность внимательного взгляда — из принципа загадал редкое и получил желанное — зелёных глаз и услышал тихий, чуть слышней, чем дыхание реки, ответ:
                — А я и не собиралась. Была нужда котят топить, когда кошка старая.
                Попадание. Виктор продолжил:
                — Хорошо, тогда разреши поинтересоваться, что же ты здесь на таком ветру делаешь? Одна. В такой поздний час.
                Она ответила, намеренно широко и ужасно пугающе распахнув зеркала своей души:
                — Да снимаюсь. И место, время.

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

Введение в лексикологию

                В глазах помутилось, была боль ниже поясницы, где-то сзади, выше геморроя, про геморрой-то он помнил и знал, а вот это была какая-то костная боль и, кажется, выше, хотя и где-то там же, в той же области, она была космически-пронзительна и нестерпима в первый миг — миг удивления и испуга, потом стала ещё нестерпимей и трагичней, Михаил Карлович потерял сознание, которое, угасая, напомнило ему, что, по индусской, кажется, философии, копчиком человек крепится к древу жизни.
                — Сидорикин, к доске. Морилин, пишите: отступление от темы урока, разговор по поводу. А вы, Сидорикин, возьмите-ка в руки мел и напишите, пожалуйста, на доске то слово из разряда ненормативной лексики, которое только что использовали в момент общения с Олей Игнацкой.
                — Ка-акое слово? — Владимир Сидорикин был самым классическим, если так можно выразиться, представителем советской, если судить теми понятиями, когда учился в школе сам Бояров, камчатки.
                — Нецензурное, если это слово вам более понятно, Во-воч-ка. Бранное слово. То, которое вы только что произнесли. Из состава обсценной лексики русского языка. Вспомните сами и напишите, избавьте меня от необходимости диктовать вам, произнося вслух.
                Сидорикин замялся:
                — Это чё, писать что ли?

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

афор фор ми 02

— О-о, а Обама хочет вернуть Израиль к границам 1967 года...

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

общность

похоже, была права Партия Единственная и Неповторимая:

профиль блогбера Дмитрий Ценёв

кажецца, мне

впервые (шучу - после долгого перерыва, конечно) суждено понять кайф того, что именуется словом

RSS-материал